Информационно-справочный портал Оренбургской области
Рубрики

Наши за границей

Я всегда мечтала жить в экзотической стране и иметь возможность часто путешествовать», — говорит Лена, в пятый раз за последние полчаса подкрашивая губы красной помадой. Ей 28, она из Владимира — и она стюардесса авиакомпании Emirates. Уже два года она живет в Дубае. «Когда я попала в этот город, сразу в него влюбилась, у меня просто эйфория была», — добавляет Лена. Я же провела в Дубае три дня, и мне кажется, что я попала на Луну. И не просто на Луну, а в космически богатую лунную резервацию, хозяева которой, благодаря практически неисчерпаемым ресурсам, задались целью создать там неземной рай. Сорок лет назад на месте Дубая была пустыня, по которой бедуины водили караваны верблюдов.

За пару десятков лет здесь, как мираж, вырос мегаполис, похожий сразу на все мегаполисы мира, только с циклопическим размахом. Искусственные острова невероятных размеров, застроенные почти одинаковыми семизвездочными отелями и шикарными виллами (большая часть так и остаются незаселенными — Бекхэмы, например, которые приобрели большую недвижимость на Palm Island, там почти не появляются), моллы, похожие на мини-города, небоскребы, уходящие верхушками в космос… Кризис, впрочем, все же затронул этот арабский рай: в прошлом году Дубай едва не стал банкротом. Но в последний момент, как в правильной арабской сказке, вмешался джинн — эмират Абу-Даби, у которого денег еще больше (там, в отличие от Дубая, запасов нефти хватит еще на несколько сотен лет), выплатил долги соседа. В Дубае с новой силой заиграла привычная в этих краях музыка — круглосуточный стук башенных кранов. Большинство местных жителей — более 85% от всего населения — работающие по контракту иностранцы. Потому что Дубай для карьеры — это лестница в космос.

«Мне очень нравится мой образ жизни, — говорит стюардесса Лена, которая закончила у себя дома пединститут по специальности «учитель истории и английского». — В России большинство моих подруг уже побывали замужем, родили детей, развелись… Их жизнь словно развивается по схеме. А моя, по моим ощущениям, только начинается. В Дубае не чувствуешь возраста — здесь столько возможностей!» Лена и ее подруга Яна, которая приехала из Омска и работат в авиакомпании уже пять лет, а последние два года обслуживает первый класс, устраивают мне экскурсию по Emirates Training College, огромному комплексу из нескольких зданий. Это знаменитая на весь мир международная Школа стюардесс, которую часто сравнивают с английскими и швейцарскими finishing schools — школами благородных девиц. Здесь учат правильно одеваться (юбка на два сантиметра ниже колена, светлое белье без кружев, чтобы его не было видно, низкие каблуки), краситься (всегда свежий макияж и главное — ярко-красная помада), улыбаться, соблюдать этикет — например, при обслуживании пассажиров-мусульман не смотреть в глаза женщинам и, если летит пара, — разговаривать только с мужчиной. Я спросила у Лены, не смущают ли ее бесконечные ограничения и условности арабского общества. Она улыбается: «Мне, наоборот, эти рамки нравятся -благодаря им чувствуешь себя в безопасности. Я, например, постоянно забываю закрывать сумку — и ни разу ничего не случилось. Мечтаю, чтобы мне продлили контракт еще на несколько лет».

Другая Лена — москвичка, топ-менеджер в Emirates Palace, одном из самых роскошных отелей в этой части света — тоже пока не планирует возвращаться домой. Елена почти пять лет живет и работает в Абу-Даби — «Манхэттене Ближнего Востока», в полутора часах езды от Дубая. Он — воплощение арабской мечты: на »> подъезде к Абу-Даби в глаза бросается лес нефтяных вышек, за ними на обжигающем солнце сверкают башни новеньких зеркальных небоскребов. Елена говорит, что из московской жизни ей не хватает только дочери, но та уже взрослая, у нее своя жизнь, и к тому же маму она навещает регулярно. В Эмиратах Лена нашла не только престижную высокооплачиваемую работу и несравненно лучшее, по ее мнению, качество жизни, но и новую любовь: она помолвлена с архитектором из Австралии, который, так же как она, работает здесь по контракту. Ей нравится климат, кондиционеры, «отсутствие внешнего стресса», низкие банковские проценты и ощущение защищенности. «Я могу одна в три часа ночи гулять по городу, — говорит Лена. — Самое страшное, что со мной в этом случае может произойти, — на меня… посмотрят». Но тут же отведут глаза — в этом обществе принято соблюдать дистанцию. «Я здесь стала спокойнее, терпимее, — продолжает Лена. — Тут не принято выходить из
себя, кричать — особенно если ты женщина». Мы сидим с ней в умопомрачительно богатом лобби, стены которого увешаны гигантскими полотнами с портретами шейха Эмиратов Мохаммеда в полный рост. Количество золота, хрусталя и мрамора наводит на мысль, что все вокруг -подделка, но я вспоминаю о тех суммах, которые здесь тратят на строительство, и понимаю, что все это — настоящее. Вокруг — одни мужчины, большинство в белых рубахах «дишдаша», они безостановочно говорят по своим Vertu. Нам приносят свежевыжатый клубничный сок, бокалы — тоже огромные. Это общество положительно заражено вирусом гигантомании! Если строить отели — то непременно дворцы, если небоскребы — то самые высокие в мире, если рисовать портреты шейха — то размером с трехэтажный дом. Моя собеседница тем временем продолжает нахваливать Эмираты: «В этой стране ломаются клише. Перестаешь, например, обращать внимание на религию — сюда же съехался весь мир. Дело не в нации и не в вероисповедании, а в конкретном человеке. И карьеру здесь сделать проще, чем где бы то ни было. Особенно в Абу-Даби — его кризис почти не коснулся».

О видеорегистраторе каркам qx2 отзывы можно услышать в основном положительные. Хорошее качество исполнения и изображения делает его покупку оправданной.

С еще одной русской девушкой, которая нашла свое счастье в Дубае, я встретилась у самого большого в мире торгового центра — The Dubai Mall. У входа столпился народ — все ждали, когда включат поющие фонтаны, тоже, разумеется, самые мощные в мире: при свете 50-цветных прожекторов они поднимают воду на высот)’ 150 метров, это шоу видно из космоса. Ольга, родом из Томска, преподает менеджмент на экономическом факультете шотландского университета, у которого в Дубае большой кампус. До этого она, выиграв грант, училась в Шотландии. Получила диплом, начала искать работу и, узнав о вакансии в Дубае, поехала не раздумывая. Дело было три года назад, на пике экономического бума, когда жилье и все остальное стоило тут астрономически дорого. После кризиса цены упали вдвое, и сейчас Ольга может себе позволить снимать квартиру в престижном «даунтауне». Она тоже не собирается менять расслабленную дубайскую жизнь на Россию или Европу. «Здесь даже мухи медленно летают и эскалаторы медленнее, чем, например, в Москве, — смеется она. — Жизнь очень комфортная». Еще одно несомненное преимущество Дубая — это, как выразилась Ольга, «качественный и разнообразный контингент женихов»: «Когда я приезжаю в Томск навестить родных, у меня каждый раз культурный шок от того, как там одеты девушки. Хотя их тоже можно понять — у нас жесточайшая конкуренция: пять университетов, большинство студентов и преподавателей — женщины. А в Дубае я в университете единственная особь женского пола — это же мечта!»

Поздно вечером, когда спала жара, я взяла такси (основное средство передвижения в Дубае) и поехала в Dubai Marina, еще один процветающий район. В небоскребах, которые с невероятной быстротой возводятся вокруг стоянки яхт, модно снимать или покупать квартиру (к слову, двухкомнатные апартаменты с лоджией и двумя туалетами после кризиса здесь стоят всего от $400 000). В кафе меня ждет Ольга Сапожникова, москвичка, которая живет в Дубае четвертый год и снимает документальные фильмы о местных женщинах для центральных российских каналов. В Dubai Marina у Ольги квартира, где она живет с дочкой и мужем — русским («был бы муж-араб, я бы гак поздно вечером с вами в кафе не сидела»). Она говорит, что пока они жили в Москве, ее дочка часто болела, а в Дубае все как рукой сняло. «И ребенка я в Москве почти не видела — только полчаса перед сном, потому что часами добиралась домой по пробкам. А здесь мы все время вместе». Ольга прекрасна — блондинка с формами, с копной вьющихся волос. Я делаю ей комплимент, она отвечает, что очень здесь изменилась — близкое общение с арабскими женщинами пошло на пользу ее характеру. «Раньше я могла при всех сказать мужу: «Ты не прав». Теперь это исключено, я же рискую ущемить его достоинство, и он будет хуже работать». Я спросила ее, сложно ли в Дубае сделать карьеру. «Да здесь вообще не существует понятия «карьеристка!» — смеется Ольга. — Жизнь слишком хороша, чтобы тратить ее на карьеру. Восточные женщины в этом смысле очень сочувствуют западным женщинам, жалеют нас, что мы так пашем. Они-то себя считают принцессами, и семья у них всегда на первом месте».

Ольга познакомила меня с одной такой восточной принцессой. 27-летняя Алия пришла на встречу в босоножках и с сумкой Gucci, а также с невероятной укладкой в виде громадного шиньона с треугольником на лбу (такие прически носят инопланетяне в сериале Star Trek и женщины в странах Персидского залива), которую наполовину скрывала черная чадра «абайя». У меня сразу закружилась голова от ее тяжелых, с мускатными нот ами духов, но я не могла оторвать взгляд от ее выразительнейших, искусно подведенных глаз и бровей. Я сказала Алие, что она
потрясающе выглядит. Она скромно улыбнулась. «Глаза — визитная карточка женщины. Если их правильно накрасить, без внимания не останешься». Эта девушка по местным меркам весьма эмансипированна: мама Алии -директор частной школы, папа — профессор, а у нее самой три (!) диплома. Алия несколько лет проработала в банке, сейчас собирается снимать кино, а ее email начинается с фразы just be yourself («просто будь собой»). Когда эта шахерезада идет развлекаться или путешествует по Европе, чадру она снимает, хотя в закрытом наряде ощущает себя «намного более женственно». «Я заметила, — объясняет Алия, — что когда я ношу абайю, мужчины не могут оторвать от меня глаз. Их же притягивает то, что скрыто, а не то, что доступно». Я спросила, есть ли у нее бойфренд. Алия, выдержав паузу и посмотрев на меня снисходительно, ответила: «Мне кажется, мы по-разному это понимаем. У нас все однозначно: знакомиться на улице — табу, секс до брака — тоже, мой папа очень строг насчет всего этого». «А любовь?» — спросила я. «Все арабские сказки — они о любви, — как дурочке, объясняла мне Алия. — Причем о такой, что «Ромео и Джульетта» отдыхают. Но я не очень верю в брак по любви, ждать идеального жениха можно всю жизнь». «А если твой будущий муж решит завести вторую жену?» «Нельзя быть эгоисткой, — уклончиво ответила девушка. — В западном обществе почти все мужья и так изменяют, но делают это тайно. Что за лицемерие?..» Прощаясь, Алия записала в новенький ежедневник Gucci (это, похоже, самый популярный среди местных девушек бренд) мой телефон и церемонно удалилась. Глядя ей вслед, я подумала, что даже если в Дубае построят еще тысячу небоскребов и откроют сотню международных компаний, арабские женщины вряд ли побегут туда работать. Мужчины в ОАЭ тоже не убиваются в офисе. В этом нефтяном инкубаторе трудятся экспаты, делают себе резюме, зарабатывают деньги, налаживают связи, влюбляются — в общем, строят свое счастье за счет цивилизации, которую в глубине души (и справедливо!) считают инопланетной.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.