Информационно-справочный портал Оренбургской области
Рубрики

Коренник литературного процесса

Уходящий год у литературной братии завершался многочисленными событиями, за которыми тянулся шлейф разнообразных толкований, если не сказать жарких споров. Особенно шумное эхо было после XIV съезда писа­телей России, уложившимся во временные рамки одного дня (в Калуге). Главной интригой был вопрос — переизберут или нет Валерия Ганичева? Ос­тался во главе СП России, что вызвало волну недовольства в одних ли­тературных изданиях и одобрение в других. У москвичей. Я же ориенти­руюсь на провинцию. Глас народа, как известно, Божий глас. Литератур­ная провинция осталась съездом довольна; наконец, дескать, принято ре­шение объединять все литературные союзы воедино, собирать блуд­ных детей под родной кровлей. И пусть здесь цапаются, а не смешат доб­рых людей потасовками. Тенденция закрепилась на проходившем вслед за XIV съездом СП Российском литературном собрании по инициативе Кремля. В Университете Дружбы народов собрали писателей-патриотов, либералов и «всяких прочих шведов», то есть постмодернистов там или концептуалистов. Критик Владимир Бондаренко признался («Завтра», ноябрь, 2013, № 48), что «был рад этому событию», потому что смог пообщаться с писателями, которых давно не видел. «Они, — заметил популярный кри­тик, — и сами не могут разобраться, кто из них в каком союзе состоит».

Столь очевидная тяга к объединению литературных сил проявилась и на торжественном вечере в ЦДЛ, посвященном 80-летию Литературного института им. А.М. Горького. Тут можно было узреть и патриотов, и либе­ралов, чьи оживленные беседы не могли не навести на мысль: а все же коварный принцип «разделяй и властвуй» в творческой среде не приживает­ся. Появление лишних бюрократических структур пошло не на пользу, а во вред. В провинции так особенно, где писателей намного меньше, чем в столице. Их надо не распылять, но объединять, чтобы действительно «властвовать» над умом и душой читателя. Так сказать, облагораживать его. Тут уж не до склок между самими «властителями»; засмеют же, мол, у себя-то разберитесь.

Отрадно, что объединительные тенденции идут одновременно сверху и снизу, как свидетельствует антология современной литературы России «Наше время». Мне довелось побывать (благодаря инициативе Лидии Сычевой) на презентации 4-го тома, проходившей в библиотеке им. Н.А. Некрасова накануне писательского съезда, увидеть и услышать выступления авторов, прибывших из разных городов — Вологды, Смоленска, Тулы, Саранска и т.д. («Наше время». Антология современной литературы России: поэзия, про­за, драматургия. Составление и предисловие Б.И. Лукина. — М.; «Издате­льство Литературного института им. А.М. Горького», М.: Издательство жур­нала «Юность», «Литературный фонд «Дорога жизни», 2013.)

Подготовка завершающего серию 5-го тома, сообщили собравшимся на презентации, идет полным ходом. Дома я стала читать этот том и другой 2011-го года изданиями в полной мере оценила огромную работу составите­ля Бориса Лукина, которую иначе, как настоящим подвигом не назовешь. Даже чтение солидных томов требует времени и усилий для осмысления, а «перелопатить» множество качественных произведений всех жанров и выбрать лучшие для антологии – это стахановская вахта в литературе. Видно, что междоусобные разногласия сторонников разных течений в литературе не влияли на отбор, значило только качество произведений.

Какой же энтузиазм вдохновлял составителя? Он проявился во втором критерии отбора авторов и произведений, которым руководствовался Б. Лу­кин. Его внимание привлекло поколение писателей, которые родились в 60-ые годы XX века, «новые шестидесятники» — по его терминологии. Это, по существу, последнее советское поколение, потому что их мировоз­зрение сформировалось в завершающие десятилетия (60-ые и 70-ые годы) существования СССР, а зрелость пришлась на годы перестройки и смены госу­дарственного строя в России — с социализма на капитализм (80-ые и 90-ые годы XX века). Все мы прекрасно помним, как в литературно-художественные журналы хлынула русская эмигрантская литература и не пропущенные в своё время цензурой книги советских писателей («Котлован» А. Платонова и т.д.). «Новым шестидесятникам» (в отличие от «старых» — Е.Евтушенко, А. Вознесенский, Б. Ахмадулина и ежи с ними много публиковавшихся в журналах в 60-е годы, годы «оттепели», не нашлось места на страницах литературной периодики. Так и закрепилось за ними жалостливое словцо — «пропущенное поколение». Эх, дескать, неудачники; угораздило же вас объявиться в самую смуту. Нет бы пораньше или попозже, когда бурный эмигрантский поток, прокаченный столичными журналами, схлынул.

Борис Лукин, ничтоже сумняшись, взялся опровергнуть незавидную репутацию своих подопечных авторов, которых он отыскивал по городам и весям России из тома в том. И блестяще справился с задачей. Борис Лукин открыл целый континент талантливых и самостоятельно мыслящих литераторов. Сама собой приходит на ум сказка о золушке. Падчерица, ко­торая у мачехи из работы ни на минуту не вылезает, вырастает из золушки-замарашки в работящую умную девушку, а избалованная родная дочка осталась глуповатой неумехой. Вот и «новые шестидесятники», под стать сказочной Золушке, самостоятельно утвердились в жизни и в литературе. Пройдемся по страницам их произведений в антологии и убедимся в этом.

 

Из статьи Русланы Ляшевой «Новые шестидесятники»

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.