Информационно-справочный портал Оренбургской области
Рубрики

На главных пока­зах

На главных пока­зах Парижа, Ми­лана, Нью-Йорка ее рыжую гриву видно издалека. Ее обладательница англичанка Грейс Коддингтон — одна из самых влия­тельных людей в мировой моде. На протяжении последних двадцати пяти лет она отвечала за съемки американского Vogue: кадры, со­зданные ею совместно с легендар­ными фотографами Хельмутом Ньютоном, Питером Линдбергом, Патриком Демаршелье, Артуром Эл- гортом, — классика мировой фото­графии. После выхода в 2009 году фильма “Сентябрьский номер» и ме­муаров «Грейс», повествующих о ее годах в качестве модели в 1960-е и богемных 1970-х, Коддингтон пре­вратилась в знаменитость мирово­го масштаба. Но в начале этого года Грейс объявила о том, что покидает пост креативного директора Vogue и будет заниматься своими личными проектами. О первом из них — имен­ном аромате — и планах на будущее она рассказала русскому Vogue.

Надежное хранение важных документов является важной задачей. Решить ее помогают шкафы металлические представленные в различных вариантах. Такие шкафы можно использовать не только для хранения документов, но и для сохранения различных ценностей.

Мое первое воспоминание, связан­ное с запахом, — это розовый сад моей матери, маленький, но очень изысканный. Это был оазис красоты на фоне строгого ландшафта остро­ва Англси в Северном Уэльсе, где я родилась. Аромат роз окружал меня повсюду — в доме, в саду, я с детства не могла представить, что можно пах­нуть чем-то кроме розы. К тому же в нашем городе не было парфюмер­ных магазинов — мои мама и бабушка духами никогда не пользовались.

Оказавшись впервые в Лондоне в четырнадцать лет, я пошла в ста­рейший парфюмерный магазин Floris и купила свой первый аромат. Конечно, это была розовая вода Red Rose. Я потратила на нее большую часть своих денег, но не ошиблась — на протяжении многих лет я пользо­валась только Red Rose. Я была вер­на ей и в 1970-е, когда все сходили с ума по восточным пряным запахам, и почти все 1980-е.

Потом был недолгий период экс­периментов: в 1980-е я душилась Chanel № 19, затем увлеклась Calvin Klein one — мне нравился и автор запаха, и сам аромат унисекс, кото­рый привлек меня одновременно легкостью и мужественностью. Но потом я вновь вернулась к розе. За двадцать лет я перепробовала множество ароматов с розой, но все же ни один из них не был совершен­ством. Так родилась идея сделать собственный запах — такой, чтобы я полюбила его на всю жизнь.

О работе Когда я встретилась в Париже с «но­сом» Comme des Gargons Parfums Кристианом Астугуэвьелле, у нас со­стоялся долгий-предолгий разговор. Мы общались через переводчика: Кристиан не говорит по-английски, а я по-французски. Я рассказала ему про розовый сад моего детства, а он расспросил меня о моих увлечени­ях. Затем мы обсудили остальные ноты, и начался процесс работы над композицией. Кристиан предлагал мне вариант, я пользовалась эти­ми духами несколько дней, следила, как раскрывается запах, прислушивалась, не слишком ли oi вязчив или, наоборот, быстро улетучивается.

Свой вклад в создание аромата внес и мой бойфренд Дидье Малиж. Он парикмахер и не раз делал при­чески для съемок и обложек Vogue, включая мартовский номер этого года русского Vogue. Думаю, во всем, что касается индустрии красоты, он разбирается гораздо лучше меня — я ведь перестала экспериментиро­вать с косметикой сразу после того, как ушла из модельного бизнеса. Так что, когда я приносила домой образ­цы, Дидье высказывал свое мнение, говорил, идет мне этот запах или нет, похож он на меня или не очень. В итоге мы нашли то, что искали,

В сердце композиции — мароккан­ская роза в окружении амбры и мус­куса с добавлением нот фрезии и цветков персика. Запах Grace чувственный, свежий, легкий, его оценят и молодые девушки, и их мамы. Ведь дело не в возрасте, а в ха­рактере женщины. Мой аромат чистый, современный, романтич­ный. Если вам это близко, вы будете

Я визуальный человек, поэтому ди­зайн флакона для меня был не ме­нее важен, чем запах. Я обратилась за помощью к своему другу, худож­нику и дизайнеру Фабьену Барону, основателю креативного агентства Baron & Baron: он приложил руку к флаконам многих культовых духов от Prada и Issey Miyake до Guerlain. Вдохновением для Grace стал мой рисунок, на котором я изобразила одного из своих котиков: его милая головка и маленькие уши украси­ли крышку аромата. Но я не хотела, чтобы общее впечатление было слишком уж игривым, поэтому Фа- бьен придал флакону лаконич­ную форму и использовал стекло со стальным отливом.

Нет, я не ушла из Vogue на­совсем, как решили многие, я всего лишь изменила фор­мат сотрудничества. Если раньше я каждую неделю проводила по модной съемке, то теперь буду браться только за круп­ные проекты. Этот журнал открыл для меня много возможно­стей, многому научил, но я не хочу больше сидеть на месте. У меня нако­пилось много идей и проектов, на ре­ализацию которых раньше не хвата­ло времени. Возможно, после духов Grace я создам свой оттенок красной помады — это единственное средство макияжа, которым я пользуюсь.

Еще я готовлю к публикации но­вый альбом скетчей с котами и пишу книгу о моих годах в Vogue — в мему­арах, вышедших в 2013 году, этот пе­риод был затронут лишь вскользь. Но, главное, в данный момент идет подготовительная работа перед съемками художественного фильма обо мне.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.