Информационно-справочный портал Оренбургской области
Рубрики
Архивы
Октябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Интернет магазин домашнего текстиля в Киеве

Интернет магазин домашнего текстиля в Киеве помогает решить проблему приобретения качественного постельного белья. Кроме этого доступна также и доставка товара по всей стране.

В центре исторического манхэттенского дома Ин­ги и Кита Рубинштейн поражают во­ображение, тут все огромное — камен­ный камин, мраморная лестница, карти­ны, инсталляции — и шепчет о тяжелом люксе. В первую очередь, работа Тима Нобла и Сью Вебстер с разноцветными огоньками, которые складываются в сло­во «вечность».

Пятиэтажный особняк площадью тыся­ча триста квадратных метров выдержан в стиле боз-ар, облицован известняком, построен в 1903 году по проекту амери­канского архитектора Джона Дункана, которого очень ценят за мавзолей Гран­та в манхэттенском Риверсайд-парке. Когда Рубинштейны купили этот дом в 2007 году, особняк был разделен на отдельные помещения, и на капиталь­ную реставрацию всего — от фундамен­та и до крыши — ушло целых три года.

«До нас дом простоял более ста лет, — гордится Кит, без опасений облокотив­шись на позолоченные перила централь­ной лестницы. — А теперь, я уверен, он продержится если не вечность, то еще сто лет минимум!»

Кит Рубинштейн — глава Somerset Partners, крупного игрока на нью-йорк­ском рынке недвижимости — родился в Нью-Джерси. С Ингой, бывшей моде­лью из Питера, познакомился в 1997-м. «Она обратилась ко мне с вопросом по юридическому оформлению дома, — вспоминает он. — Так что нас связала именно недвижимость». Через пару лет они поженились, родился Кит-младший, и в какой-то момент супруги загорелись идеей переехать в Верхний Ист-Сайд, где живут и здравствуют старые амери­канские деньги.

В своем интересе к этому дому они бы­ли не одиноки — в числе потенциальных покупателей значилась, кажется, даже Ма­донна. В Позолоченный век, когда закон­чилась Великая депрессия, особняк был центром светской жизни, и Рубинштей­нам очень хотелось вернуть ему цветущий вид. Пригласили архитектора Уильяма Джорджиса, который считает их лучши­ми в мире заказчиками: «Меня очарова­ли энтузиазм и видение мира этой пары. Да и работа с таким огромным зданием — настоящий вызов. Но с Ингой в коман­де преодолимо все!»

Рубинштейны закатывают грандиозные вечеринки, особенной славой пользуется

их традиционный русский Новый год с икрой и шампанским. Дом, больше по­хожий на галерею современного искус­ства, спланирован как салон. Из роскош­ного фойе гости попадают в гостиную — пятиметровые потолки, изящные барелье­фы. И идеальная акустика — друг семьи, оперный певец Витторио Григоло подтвер дит, он иногда устраивает тут импровизи­рованные концерты.

Камерные ужины проходят в не­большой столовой с обитыми бар­хатом стульями Марка Ньюсона, со стен смотрят масштабные ра­боты Джеффа Кунса и Роба Прюитта, пар­кет под ногами вдохновлен интерьерами Павловского дворца, чтобы Инга меньше скучала по Петербургу.

После ужина гости обычно идут наверх. «Верхние этажи дома, — объясняет автор всего этого великолепия Джорджи с, — это своего рода курорт». С террасы на крыше виден Центральный парк. «А главное, — смеется Кит, — любимые магазины жены на Мэдисон-авеню». Ниже — зона отдыха с бильярдной, стены которой обиты па­нелями из темно-бордовой кожи Hermes. Для тех, кто не играет, — камин и кресла, очень располагающие к долгим ночным разговорам под коктейль-другой. Для смешивания и взбалтывания выделена соседняя комната, старомодная, стилизо­ванная под знаменитый Oak Ваг в «Плазе». Рубинштейны следят, чтобы запасы на­питков исправно пополнялись. «На еде и алкоголе экономить нельзя», — у Инги есть свои принципы.

Через коридор от бара — курительная комната, отделанная замшей с медными и хромовыми вставками, оборудованная уникальной системой дымоотвода. Глаза курящих гипнотически притягивает ра­бота Трейси Эмин на стене — рекламным неоном там светится надпись With You I Want To Live. При этом в туалете по сосед­ству Джорджис повесил Рубинштейнам зеркало с декоративными трещинами, по­хожими на выстрелы от пуль.

Несмотря на декадентский размах особ­няка, живут тут мирной семейной жиз­нью — когда нет гостей, конечно. Мама, папа и шестнадцатилетний сын большую часть времени проводят на кухне или в го­стиной, у телевизора.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.