Информационно-справочный портал Оренбургской области
Рубрики

Татьяна Арнтгольц

Актриса рассказала о том, каково иметь сестру-близнеца, зачем выяснять отношения и почему важно быть сильной.

Скоро выходит фильм «Чемпионы». в котором вы сыграли фигуристку Елену Бережную. А недавно несли олимпийский огонь в родном Калининграде. Вас так увлекает спорт?

На съемках был такой момент: Лену и ее партнера Антона Сихарулидзе награждают н Солт-Лейк-Сити. Я стояла на пьедестале и вдруг подумала: «Какими нужно обладать характером и нервами, чтобы полжизни готовиться к этим трем минутам Самое обидное, что многие не знают, через скол!г ко испытаний Елена прошла: после тяжелейшей травмы головы заново училась говорит ь, ходить, держать ложку, а не только мастерски кататься. Это история о великой победе и любви. Об этом наш фильм, а еще о том, какими сильными мы можем быть, если чего-то очень захотим.

Но сейчас у каждого фигуриста в этой паре своя личная жизнь. Любовь не может быть вечной?

У меня есть пример обратного — мои роди гели, которые не так давно отметили сорок лет совместной жизни. Они никогда надолго не разлучались: играли в одном театре в Калининграде, вместе ездили и на гастроли, и в отпуск. У них трек? детей — мы с сестрой и брат. Сейчас еще и трос внуков. А в истории Бережной и Сихарулидзе мы точно не знаем, что произошло. Может быть» иногда людям посылается любовь для преодоления каких-то трудностей, чтобы подняться и снова начать жить. А потом жизнь предлагает другой сценарий, меняется.

Хотели бы перенести родительскую модель отношений в свою семью?

Да, и сознательно, и бессознательно. Однако на сто процентов не получается.

А в чем конкретно хочется быть похожей на них?

У них есть безграничное уважение друг к другу. Я не помню ни одного случая, когда бы папа встал из-за стола и не сказал маме: «Спасибо, очень вкусно». Оба были заняты на работе одинаково и нами занимались тоже поровну Привычка собираться дома всем вместе у меня от них. Наша семья не обладала лишними средствами, но при этом у нас всегда были хорошие дни рождения — с тортами, с гостями.

Татьяна, когда вы решили, что, как и родители, пойдете на сцену?

Конечно, я с детства часто бывала в театре, но всегда комфортнее чувствовала себя в качестве зрителя. Родители не склоняли нас с сестрой к актерской профессии. Папа был даже против, хотя и не давил. Мы с Олей учились в восьмом классе, когда в Калининграде проходил конкурс «Молодая Россия», в котором принимали участие школьные театры. Папа был в составе жюри и позвал нас посмотреть «Ромео и Джульетт)*, поставленный одинадцати класс 11 и кам и. Подлинность чувств потрясли нас обеих. Когда ребята вышли на поклон, мы с Олей впервые пожалели, что сидим в зале, а не стоим на сцене. А через год перевелись к педагогу, поставившему тот спектакль, — Борису Иосифовичу Бейненсону.

А правда, что во время вашей учебы в театральном институте имени Щепнииа ходила шутка: «Если сразу поступил, то ты либо блатной, либо из Калининграда»?

Да. Так говорили, потому что два года мы учились в театральном классе лу чшего лицея Калининграда, созданном на базе сту дии Бейненсона, которого мы, его ученики, называем папой. И на вступительные экзамены в Щепку мы пришли очень хорошо подготовленными.

Удобные коробки для снастей являются незаменимыми помощниками на любой серьезной рыбалке. Особенно это касается рыбалки с помощью спининга и нахлыста.

Желание стать актрисой возникло одновременно и у вас, и у сестры?

У нас все всегда одновременно. Мы связанные друг с другом сосуды. Благодаря сестре я никогда не чувствовала себя одиноко. Обеим не нужны были подружки, мы абсолютно дополняли друг друга.

И защищали, конечно?

Однажды, когда нам было по шесть лет, вдруг оборачиваюсь во дворе и вижу, что Оля лежит на траве, а какая-то девчонка мутузит ее. Уже не помню, что они не поделили. Я подбежала, схватила ту девочку за косу и врезала ей по спине. Бросилась, как мать, которая тут же спешит на помощь, видя, что ее ребенка обижают. Это удивительное чувство — не дать в обиду часть себя. У нас до сих пор так. Если узнаю, что кто-то обижает Олю, то побелею и кинусь.

Честно скажите, раздражало, что окружающие вечно путают вас с сестрой?

Было привычно. Нас бесконечно спрашивали: а вы близнецы? Как вас отличать? Во сколько минут у вас разница? Постоянное внедрение в личное пространство. Это сегодня, если мне нужно побыть самой с собой, стать незаметной, надеваю кепку и очки. А в детстве такое было невозможно, потому что нас одевали одинаково. Правда, в подростковом возрасте мы обе взбунтовались из-за этого повышенного внимания. Очень хотелось различаться, стать менее заметными. Нас перестали путать лишь в театральном.

Потому что вы выросли резными людьми?

В институте нас сознательно разделили по группам.Понимая, что мы с Олей не похожи по характеру, педагоги готовили нас как разных актрис, а не как взаимозаменяемых. Мы играли абсолютно разные роли. В результате не ходим к одним режиссерам на пробы. Есть мастера, которые снимали только Олю, потому что считали своей актрисой ее, а не меня.

Вы конфликтный человек?

Если возникают конфликты с мужем, то стараюсь не решать их при дочери. Помню, что в де тстве мы просыпались с Олей ночью и несколько раз не находили родителей дома. Они скоро возвращались, и сейчас я понимаю: родители уходили прогуляться, чтобы поговорить друг с другом наедине и решить какие-то важные вопросы, не предназначенные для детских ушей. Мы никогда в жизни не слышали каких-то выяснений отношений между ними.

Но выяснять отношения все-таки нужно?

Я считаю, что нужно обязательно разговаривать -и мужу с женой, и коллегам, и родителям с детьми. Не играть в молчанку. Отказываться от монолога в пользу диалога.

Вам нравится быть известной?

Знаете, есть актеры, которые очень любят внимание к собственной персоне, питаются им, много делают, чтобы получить его. Я не люблю. Что мне действительно нравится в этой профессии, гак это возможность сказать о том, что для меня важно. Как бы наивно это ни прозвучало, но если у нескольких людей в жизни что-то изменится под влиянием спектакля или фильма, это будет моей победой.

С возрастом становитесь более открытой или закрытой?

Я открытый человек в том смысле, что не расставляю рамок. Для меня очень важно, придя на новую съемочную площадку, запомнить по именам всех людей на ней, а не только режиссера, оператора и своих партнеров.

Как думаете, актрисе, да и вообще женщине, идет возраст? Тридцатилетий рубеж некоторые называют кризисным.

А я согласна с теми, кто говорят, что для женщины золотые годы — от 30 до 45 лет. Юношеских иллюзий уже нет, есть опыт. И любой опыт следует воспринимать как урок, делающий тебя лучше, богаче и сильнее. Тогда можно почу вствовать кайф от своего возраста.

Каких героинь вам тяжело играть?

Слабых.

Как интересно. Стерва, например, сильная натура, но вас в этом образе сложно представить.

Всем известно, что отрицательных персонажей играть интереснее. А правильных героинь — сложнее, потому что краска одинаковая. Но когда читаю сценарий, в котором представлен слабый человек, хочется отказаться. Мы столько всего можем! Просто кто-то не хочет развивать себя, познавать, учиться, преодолевать трудности. Такие героини мне не интересны. Я не могу их оправдать. Не знаю, что сказать зрителю через такой образ. Недавно мне дали почитать сценарий, где героиня, имея образование, идет в древнейшую профессию. Мне тяжело играть слабу ю и поэтому’ несчастную женщину. Любой из нас может быть сильным, если захочет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.