Информационно-справочный портал Оренбургской области
Рубрики
Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Для тех, кто любит нарядиться

Для тех, кто любит нарядиться по поводу и без, в богатом русском языке наберется с десяток нелестных определений. Но страсть к нарядам over the top так просто не сломить.

В МИРЕ ЖИВОТНЫХ все просто: яркую, вызывающую раскраску природа дарит братьям нашим меньшим либо для привлечения внимания особей противоположного пола, либо для предупреждения хищников о собственной несъедобности и даже опасности. Ни один павлин пока не отрастил себе хвост из простого тщеславия — роскошный перьевой веер даже в сложенном виде не так-то просто постоянно носить за спиной. И ни одна божья коровка, насколько известно науке, не покраснела, решив, что красный цвет будет идеально соответствовать ее округлым формам.

У людей же с их человеческими слабостями все куда сложнее. Свести людскую страсть наряжаться к одному только желанию привлечь внимание противоположного пола (заметим, что если в мире животных «раскрашиваются» в основном самцы, то среди людей ситуация прямо противоположна — и редкие исключения, собранные в street-style-отчетах с Pitti, только подтверждают правило) было бы заманчиво, но против правды. Стилистические передозировки в духе микелевского Gucci, буйства принтов, слоев, объемов и красок среднестатистического мужчину, не дизайнера и не стилиста, только настораживают. Не зря Леандра Медин, одна из самых экстравагантных девушек современной моды, которая наряжается не только для недель моды и постов в Instagram, но и в обычной жизни по велению души, свой блог когда-то назвала Man Repeller, «отпугиватель мужчин». Увы, слава модного клоуна — крайне сомнительный афродизиак. Так что объяснить любовь к экстравагантности и яркости все тем же животным эволюционным механизмом не получится.

Для успешной работы со своим имуществом может понадобиться оценка загородной недвижимости. Для этих целей лучше всего обратиться к профессионалам. Благодаря своему опыту и знаниям они справятся с работой в установленные сроки на высоком уровне.

А любовь эта в последнее время выражена даже более ярко, чем обычно: брать пример с известных модных эксцентриков, доставая и надевая все лучшее сразу, советуют многие марки. На сцене снова принты и их сочетания, странные аксессуары вроде кулонов — кошачьих голов Loewe, 1980-е с преувеличенными объемами и цветами зашкаливающей яркости, безумные красочные меха, блеск во всех его вариантах, от розовых пайеток до рокового винила. Максимально насыщен при этом и стайлинг. Впрочем, то, что мы видим на неделях моды, всегда значительно отличается от того, что после появится в магазинах: у шоу свои законы, и важнее всего для каждого дизайнера в эпоху быстрой моды быть замеченным, запомненным.

«Быть замеченным» — вполне убедительная мотивация и для многих других игроков индустрии. Когда несколько лет назад street-style-культура еще была на пике своего развития и все отчеты с нарядами просматривались с любопытством, а не с усталостью, попадание в объективы фотографов было самым прямым путем к успеху. Многие, не имея даже приглашений на главные показы, приезжали на недели моды как будто просто покрасоваться. Тогда родились шутки про героинь, вечно звонящих кому-то по выключенному телефону и курящих одну сигарету за одной, вальяжно фланируя перед фотографами. Тогда бригада свежих российских it-girls на выезде могла единым фронтом, взявшись за руки, шагать навстречу щелкающим затворами людям с камерами. Тогда правило «чем страннее, тем лучше» без оглядки на пропорции и конвенциональную красоту еще работало без сбоев. И это были по-своему прекрасные времена. Сегодня все те it-girls нашли себе занятия по нраву, использовав наработанный капитал узнаваемости и укрепившись на позициях благотворительниц, дизайнеров, просто инфлюэнсеров и медиамогулов, а «чудить» в нарядах перестали: все как одна сменили некоторую прежнюю театральность на «приличную» классику и современную, но вполне традиционную женственность. Их мотивация того времени понятна и объяснима. Как только преувеличенная, эксцентричная нарядность перестала быть интригующей, а стала смешной, они, обзаведясь к тому вре-мени контрактами с определенными брендами, то-тал-луки которых демонстрируют на камеру теперь, быстро от нее отказались. Но есть и те, кто прежнюю страсть со сменой курса сохранил. Так что же движет людьми, которые наряжаются как в последний раз даже тогда, когда нарядность не в тренде?

Мода — чудесный мир, где странность не высмеивают, а привечают, порой возводя в культ. Где фраза «Вот так клоун» может не быть брошена с привычным пренебрежением, а звучать с совершенно искренним восторгом. И у моды по-прежнему есть сила — большая, чем просто убеждать и продавать. Одежда, которую мы носим, может превращать нас в тех, кем мы хотели бы быть. Не зря в 1980-х появилось понятие power dressing, описывавшее широкоплечие брючные костюмы, благодаря которым работающие женщины вписывались в мужские коллективы в качестве равноправных сотрудниц, а не телефонисток и секретарш — новые пропорции меняли и восприятие. Сегодня мир явно сдвинулся в сторону равноправия, хотя окончательно его, увы, еще не достиг, и кажется, что идею power dressing уже можно расширить. Тем же эффектом эмпаурмента обладают не только брючные костюмы, но и в принципе любая одежда.

Наряды яркие, как оперение тропических птиц, также могут дать уверенность, которой нет. Могут дать почувствовать силу, которой в себе не находишь. Могут транслировать сексуальность, богатство, ощущение «я интересный человек и стою внимания» — что угодно. И именно поэтому среди признанных модных эксцентриков, независимостью стиля которых сегодня восхищаются, так много «некрасивых сестер». Тех девушек, которые даже в детстве не считались хорошенькими, всегда находясь где-то в тени более ярких родственниц и подружек, казались себе невидимками и ими были, пока не нашли верный способ обратить на себя внимание. Знаменитая покровительница Филипа Трейси и Александра Маккуина Изабелла Блоу, женщина с удивительным чутьем на новые имена и таланты, всю жизнь считала себя уродливой. Она стеснялась своих зубов, называя их «молотилками». «Нелюбовь к своему лицу была демоном, которого Иззи пронесла с собой по жизни», — говорил о ней ее муж Детмар. Любовь Блоу к необычным шляпкам, особенно с вуалями, красной помаде, самым эксцентричным нарядам — все это тоже в каком-то роде было компенсацией. «Некрасивыми сестрами» были Эльза Скиапарелли, знаменитая Неистовая маркиза Луиза Казати — другие героини, прославившиеся своим безусловно эксцентричным вкусом.

Жажда внимания не ради монетизации, почти болезненное желание наконец оказаться этого внимания достойной — частое объяснение страсти наряжаться. Но есть и еще один момент Мода — не только мощная сила, имеющая дар преображения, но и сказка, противопоставляемая реальности. И сегодня, в годы Vetements и Джереми Скотта, коллекций-гардеробов и концепта buy now, когда она становится все призем-леннее, многим еще больше хочется вернуть былое ощущение волшебства. Когда неделя моды была событием. Когда чей-то показ стоил того, чтобы, не получив приглашения, ради места даже в последнем ряду несколько часов прятаться в туалете Palais de Tokyo. Когда в конце шоу гости искренне плакали, а не выкладывали финальный проход моделей в Instagram. Наряжаясь, мы из просто людей превращаемся в представителей этого сказочного мира — Белых кроликов и Красных королев модной Страны чудес. И заражаем своей собственной мечтой недавних или вовсе будущих ее же обитателей, для которых все пока в диковинку и потому кажется волшебством. И эта цель, пусть идет к ней большинство наряжающихся и неосознанно, может быть по-своему величественной.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Возврат денег за покупки на AliExpress