Информационно-справочный портал Оренбургской области
Рубрики
Архивы
Октябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Оптимистки

ОЛЕСЯ ВЛАДЫКИНА, чемпионка Паралимпиады по плаванию

В спорте, помимо физической подготовки, есть еще и психологическая. Конечно, она очень индивидуальна, но ее главная задача — воспитать не только веру в себя, свои возможности, но и научить делать правильные выводы из ошибок и проигрышей. Спортсмен должен быть готов к неудаче, чтобы понять ценность победы.

Я, например, настраиваюсь на это, чтобы потом не сломаться, не опустить руки, и всегда говорю себе, что все будет так, как будет. То, что в моих силах, я сделаю. Однако в жизни существует такая вещь, как удача — без нее, особенно в спорте, никуда. Я научилась не убиваться и не расстраиваться в сложные периоды. Понимаю, не все зависит от нас. Единственное, что могу сделать, — учиться на ошибках и идти дальше несмотря ни на что.

Я не впала в депрессию после аварии в Таиланде, в которой погибла моя подруга и где я потеряла руку. Считаю, стала даже большим оптимистом после этой трагедии. Только пережив тот ужас, поняла и осознала всю ценность жизни и здоровья. Люди, увы, не дорожат тем, что имеют.

После аварии тренер позвонил и сказал: «Приходи плавать, тебе это нужно». Я и сама знала, что мне необходима психологическая и физическая реабилитация. А плавание — тот вид спорта, который пригоден для всех и для всего. Вернулась в спорт сначала чтобы встретиться с друзьями, тренером, чтобы как-то забыть о случившемся. А потом возникло желание идти дальше, попасть на Игры, и стала не просто плавать для себя, а усердно заниматься. Было сложно практически начинать все с нуля, но на тот момент важно было преодолеть то болезненное состояние после аварии, и все средства подходили.

Друзья, тренер, мама, плавание — это дало мне силы в тот момент. Все поддержали, лишь бы только я не впадала ни в какие депрессии, которые на самом деле тогда были, но благодаря спорту прошли.

Конечно, встречалась с таким отношением к себе, когда человек смотрит на тебя с жалостью и пытается быть чрезмерно уступчивым. Знаю, что многие инвалиды болезненно реагируют на это. А я не обращаю внимания, я такая, какая есть, я себя приняла, и не другим устанавливать эталоны и идеалы -что правильно, а что
нет, что красиво, а что некрасиво. Ко мне подходили и спрашивали: «Ой, а что с рукой?» Это, конечно, забавно, но я улыбалась и отвечала, что ничего, все в порядке. Люди сразу успокаивались и отходили. Не вижу смысла как-то остро реагировать.

Это вопрос культуры, а она воспитывается с детства. Уверена, первые Паралимпийские игры, которые пройдут в Сочи в 2014 году, помогут изменить отношение людей к инвалидам в нашей стране.

Я не стала меньше радоваться после трагедии. Счастлива от всей души и от всего сердца тому, что живу. Не знаю, что будет дальше и будет ли вообще что-то, поэтому верю в счастье и призываю его всеми силами. Живу, тружусь, несмотря ни на что. Без труда ничего не будет.

Для меня оптимизм — это душевное качество человека и взгляд на жизнь. Я думаю, оптимизм, если у кого-то его недостаточно, можно развить. Своей волей.

ФАИНА ЗАХАРОВА, президент благотворительного фонда спасения тяжелобольных детей «Линия Жизни»

Больные дети — очень грустная история. Но для меня и всех, с кем работаю, очевидно: если будем хандрить, эти истории так и останутся грустными. Мы никогда не выстраиваем нашу деятельность на печальных вещах. Не стараемся давить на жалость: если не дадите денег, то ребенок умрет. Мы разделяем медицинскую часть, которой у нас занимаются медицинские эксперты, и привлечение средств. Стараемся эту сложную энергию денег превратить в энергию жизни. И пытаемся, чтобы это происходило максимально позитивно, чтобы люди захотели стать частью наших проектов. «Плетем» социальную сеть: наши друзья, их друзья, друзья друзей — все постепенно вовлекаются в работу. Хотим сделать так, чтобы у каждого была возможность помочь.

Мне очень нравится фраза американского психолога Сони Любомирски о том, что наше отношения к жизни совершенно не зависит от самой жизни. У меня редко бывают состояния, когда совсем опускаются руки. Но есть очень важный личный энергетический источник: я специалист но высокогорью. Большую часть своей жизни провела в горах — у меня был шанс работать наТибете, Памире. Кавказе, Сихоте-Алинь, во многих других местах. Горы — это очень специальная среда. Там получаешь невероятный заряд оптимизма: постоянно перемещаешься то вверх, то вниз — через перевалы. И буквально на физическом уровне понимаешь: жизнь — это бесконечное движение то в гору, то с горы, но у тебя всегда есть вершина, которую видишь впереди и к которой стремишься. Это прививает правильное отношение к временным неудачам. Горы воспитали меня, заставили относиться к себе не слишком серьезно, помогли понять, что я — всего лишь часть огромного мира. Но я также знаю: даже такие махииы могут погубить или спасти действия отдельных людей.

НЮТА ФЕДЕРМЕССЕР, президент благотворительного фонда помощи хосписам «Вера»

Самый главный миф-ошибка, что хосписы — тоскливое место, куда людей привозят умирать. Я, наоборот, связываю свою работу с оптимизмом, потому что, как говорит слоган недавно вышедшей в Англии социальной рекламы: «Хоспис — это не про умиротворенную смерть, это про полноценную жизнь до самой смерти». Это — место, куда людей привозят жить. Жить до самого конца. Сотрудники хосписа, вопреки ожиданиям, — очень оптимистичные и жизнеутверждающие. Если бы в них не было такой мощной жизненной силы, они бы на этой работе просто не выдержали. Мы улыбаемся постоянно. Хотя улыбка — это вопрос не столько оптимизма, сколько культуры. Это то, что всем надо научиться носить на лице: особенно в нашем неулыбчивом государстве, при нашем холодном климате, в наших жизненных условиях. В хосписе пройти по коридору с тем выражением, с которым часто ездят люди в метро, — совершенно неприемлемо.

Оптимизм — не уверенность, что все наши пациенты неизбежно поправятся. Они неизбежно умрут — так же, как и все люди на земле. Оптимизм в этом нашем случае — это осознание, что мы нужны пациентам и их родственникам. У нас есть счастливая возможность, которой лишены банковские клерки или офисные сотрудники, — чувствовать себя необходимыми каждую минуту. И вот это ощущение плюс слова благодарности и есть наш оптимизм. То, что дает нам и мне лично силы, что позволяет
каждый день возвращаться на работу, заходить в палату, улыбаться пациентам. Когда в хосписе проходят корпоративные мероприятия, мне кажется, что такого веселья, такого умения отдыхать, смеяться, участвовать в совершенно идиотских конкурсах я больше нигде не видела. Оптимизм — это природное качество тех, кто приходит работать в хоспис.

Однако лично я — пессимист. Так жить значительно проще. Вот, например, все время ждешь гадости, подвоха, а случается мелкая радость. Приятно ошибаться в своем пессимистичном настрое. В такие моменты легче быть счастливой. Моя мама, наоборот, была очень позитивным, энергичным человеком. Ее было так много всегда, столько она излучала радости и столько всего оставила — у меня совершенно нет ощущения, что она умерла, что ее нет. До сих пор стараюсь у нее учиться. Она, например, всегда говорила: «Сначала нужно ждать и только потом принимать решения». Это у нее я научилась не реагировать на разные события сразу, а ждать, пока улягутся эмоции. Научилась терпеть. Но еще не в той мере, в какой хотелось бы.

Чтобы купить рассаду лекарственных растений теперь не нужно стоять в очередях. Достаточно сделать заказ на сайте магазина, выбрав нужный вид рассады.

АЛЕНА ПОПОВА, общественный деятель, кандидат в депутаты Госдумы VI созыва, активный волонтер

Когда мы работали в Крымске, осознание, что не можешь помочь всем, пришло на восьмой день. Потому что поначалу столько чисто физической работы — наваливается такая усталость, которая притупляет чувства. А на девятые сутки приходит ощущение потери. Но оно не задерживается, потому что позитивная отдача от людей вокруг огромна — делаешь конкретные полезные дела, за которые постоянно искренне говорят спасибо. За участие в их новой жизни. Самую большую поддержку дают простые человеческие истории с хорошим концом. На пятый или шестой день к нашему волонтерскому лагерю прибилась собака. Мы ее подкармливали. И вот приходит женщина за водой — она потеряла дом, у нее ничего не осталось, — и оказалось, это ее собака. Они так радовались друг другу! Это дает силы работать больше, чем какие-то внутренние ресурсы.

Я не очень люблю слово оптимизм — мне кажется, это качество, которое никак не зависит от происходящего и от самого человека. Больше нравится понятие «позитивное мышление». Я не могу позволить себе отвлекаться на ненужные эмоции, ставлю цель, ищу резервы и средства для ее выполнения. И этот настрой был у всех в Крымске.

Особенно удивительно было наблюдать его у людей, которые фактически потеряли все, что имели. Они старались не жалеть о прошлом, а сосредоточиться на том, что нужно сделать для строительства будущего. Конструктивное отношение к жизни в любой ситуации — та форма оптимизма, которую я принимаю. Мои главные слова: «я хочу» и «я могу», они сразу убирают частицу «не» из сознания. Мне кажется, в этом суть позитивного отношения к жизни, которое называют оптимизмом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.